Заповедники и регионы России

Особо охраняемые природные территории России — участки земли, водной поверхности и воздушного пространства над ними, где располагаются природные комплексы и объекты, которые имеют особое природоохранное, научное, культурное, эстетическое, рекреационное и оздоровительное значение, которые изъяты решениями органов государственной власти полностью или частично из хозяйственного использования и для которых установлен режим особой охраны.

Вернуться в раздел «Особо охраняемые природные территории (ООПТ)»

Заповедники и регионы России

Следует признать, что в России десятилетиями развитие системы заповедников осуществлялось без реального учёта практических интересов регионов, что создавало основу для бесчисленных конфликтов на всем протяжении отечественной истории заповедного дела, связанных главным образом с попытками отторжения от заповедников участков их территорий либо вовлечением их в промышленное и сельскохозяйственное использование. К сожалению, история российского заповедного дела последнего десятилетия также богата яркими примерами таких конфликтов. Безусловно, для органов государственной власти республик, краёв, областей и округов, в целом характерна позиция поддержки создания и функционирования заповедников. Однако имеют место факты «корректировки» с их стороны вопросов, связанных с территориальной целостностью и режимом этих территорий, без оглядки на их федеральный статус и требования российского законодательства.

Так, случаи незаконного отторжения участков территорий заповедников имели место в Туве (1989 г.) и Кабардино-Балкарии (1992 г.). В 1991 году Совет Министров Республики Дагестан принял по-становление об интенсификации промышленной добычи рыбы в республике, допустив возможность использования территории заповедника «Дагестанский» для рыбного промысла. В другом регионе — Башкортостане продолжается незаконное строительство (грубо попирающее нормы как федерального, так и республиканского законодательства) Юмагузинского водохранилища на р. Белая, что не только наносит ущерб природным комплексам национального парка «Башкирия», но и угрожает территории заповедника «Шульган-Таш». Иногда региональные органы государственной власти без согласования с органами федерального управления принимают решения по оптимизации (с их точки зрения) режимов ООПТ. Так, в 1994 г. постановлением Администрации Воронежской области руководству Воронежского и Хопёрского заповедника предписано «сократить количество лося, косули, оленя до численности, исключающей ущерб лесным культурам в прилегающих лесхозах».

Имеются негативные прецеденты и иного характера. В 1994 году Указом Президента Республики Адыгея была создана эколого-туристская территория «Фишт» как особо охраняемая природная территория регионального подчинения. При этом в границы этой территории неправомерно была «включена» и часть территории Кавказского заповедника.

Острые проблемы зачастую возникают при взаимодействии заповедников и с органами местного самоуправления. Так, в январе 1992 г. сессия Аяно-Майского районного Совета предприняла попытку ликвидации заповедника «Джугджурский» (Хабаровский край), выразившуюся в поручении Администрации района войти с краевую администрацию с ходатайством о закрытии заповедника. В ноябре 1994 г. мэр Южно-Курильского района Сахалинской области письменно обратился в Правительство России с просьбой решить «вопрос о выделении из состава заповедника „Курильский“ лесных массивов спелых и перестойных хвойных насаждений для заготовки леса, ... или решить вопрос о полной ликвидации заповедника „Курильский“...».

Существенным фактором, способствующим вышеупомянутым негативным тенденциям, является рост правового нигилизма в обществе, в том числе по отношению к нормам федерального законодательства, на фоне малоэффективных действий (а зачастую и бездействия) правоохранительных органов, в первую очередь прокурорского надзора. Но в тоже время, в значительной мере причина подобных конфликтов заключается в незнании и непонимании должностными лицами в регионах истинного значения, задач и специфики государственных природных заповедников как ООПТ и, одновременно, природоохранных, научно-исследовательских и эколого-просветительских учреждений.

Было бы предельно наивно ждать, когда руководители всех рангов в регионах России (не говоря уже о широких слоях населения) проявят эту любознательность и сами убедятся в достоинствах и значимости заповедников. Однако фактически именно эта логика превалировала в заповедном деле десятилетиями. В то же время значимость, польза для региона в связи созданием заповедника должна стать очевидной, но для этого имя заповедника должно громко звучать (причём в позитивном контексте), положительная деятельность заповедника должна быть понятна и известна широкому кругу лиц, в том числе должностных. Заповедник не должен становиться в регионе инородным телом (пусть даже и самодостаточным, как в дореформенные времена), он должен стремиться максимально органично влиться в инфраструктуру региона, максимально использовать в его интересах свой природоохранный и интеллектуальный потенциал. Только так в современной России можно реально обеспечить устойчивое существование заповедников без ущерба для их ключевых задач — сохранения биологического и ландшафтного разнообразия.

При этом нельзя недооценивать тот факт, что во многих случаях именно утрата заповедником вообще и его руководством, в частности, какого-либо авторитета на местах, в том числе и среди местного населения, даёт повод местным властным и хозяйственным структурам распорядиться его территорией «по-хозяйски».

В то же время, длительная профессиональная и творческая работа заповедников с местным населением, целенаправленная деятельность по формированию собственного положи-тельного имиджа неизменно заставляет и региональные государственные власти, и органы местного самоуправления, и местных хозяйственников считаться с интересами охраны и развития этих территорий. Практика последних лет отчётливо показала тенденцию к усилению интеграции заповедников в социально-экономическую структуру региона, сопровождающуюся усилением поддержки заповедников на региональном уровне. Однако в целом эта работа нуждается в качественном усилении.


Вернуться в раздел «Особо охраняемые природные территории (ООПТ)»


 

Arctic Ecological Research from Microwave Satellite Observations / Arctic Ecological Research from Microwave Satellite Observations summarizes the main microwave satellite applications for Arctic ecological research. This book is invaluable to specialists with a background in microwave techniques, and to other ecologists interested in applications of microwave actiArctic Ecological Research from Microwave Satellite Observations
Arctic Ecological Research from Microwave Satellite Observations summarizes the main microwave satellite applications for Arctic ecological research. ...
Англо-русский словарь по охране окружающей среды / Словарь содержит около 14 000 терминов по биосфере, природоведению, природным зонам, видам ресурсов, мониторингу, спутниковой информации, демографии и социологии. Кроме того, в словаре представлена терминология по видам загрязнений окружающей среды, источникам этих загрязнений, болезням человека, жиАнгло-русский словарь по охране окружающей среды
Словарь содержит около 14 000 терминов по биосфере, природоведению, природным зонам, ...
О памятниках природы России / В книге рассказывается о проблемах, связанных с выявлением, учётом и охраной уникальных природных объектов, которые используются в научных, культурно-просветительных и эстетических целях. Подробно разбираются типы памятников — геологические, ботанические, водные, зоологические, комплексные. ОсвещаетО памятниках природы России
В книге рассказывается о проблемах, связанных с выявлением, учётом и охраной ...